+7(499) 136 06 90

+7(495) 704-31-86

sales@teplogidromash.ru

Усадьба альбрехтов в котлах


Котлы: уникальное место с несчастливой судьбой

Иногда изучая историю городов и поселков, начинаешь верить, что не только у людей бывает плохая хорошая карма. Одни проходят сквозь столетия, сохраняя все, что было создано людьми природой. Другие же, наоборот, теряют все, словно кто-то их проклял…

Последнее в полной мере относится к Котлам (водск. Kattila, ижор. Kettele, фин. Kattila). Расположенные в Кингисеппском районе в основании Сойкинского полуострова на вершине холма, Котлы имели все шансы стать доминантой округи. А ведь когда-то так оно и было. В истории Котлов есть войны и дворцовые интриги, подземные ходы и картины великого Леонардо, ужасы концлагерей и годы советского забвения…

Упоминание о деревне относится еще к 1500 г. (писцовая книга Водской пятины). Затем более века длится шведский период истории Котлов. В 1701 г. Петр Первый вернул России земли Котельского погоста, пожаловав их своему ближайшему сподвижнику князю Александру Даниловичу Меньшикову, у которого они числились до 1727 г.

После смены власти и воцарении на трон Анны Иоанновны 1 декабря 1730 г. Котельская мыза была пожалована именным указом в потомственное владение майору лейб-гвардии Преображенского полка Людвигу фон Альбрехту (он же Иван Иванович Альбрехт) за помощь в воцарении на престол . С этой фамилией и связана практически вся дальнейшая судьба Котлов.

Первый Альбрехт, судя по историческим источникам, принимал весьма активное участие в дворцовых интригах. Так бы и осталась эта гиперактивность незамеченной, однако Иван Иванович совершил одну фатальную ошибку: следил за дочерью Петра I будущей императрицей Елизаветой Петровной. Неудивительно, что после смерти своей покровительницы в 1742 году он попал в опалу. Однако наказание казалось весьма гуманным: Альбрехта сослали всего лишь к себе в Котельскую мызу. На тот момент она включала в себя ряд деревянных сооружений (господский дом, хозяйственные постройки, приходскую Никольскую церковь и кирху), а также ряд близлежащих деревень (Малое Руддилово, Пумалицы, Раннолово).

В 60-е годы поместье наследовал сын генерала полковник Лев (Лудольдо) Иванович Альбрехт. К 1768 г. он выстраивает в северо-восточной части хозяйственно-жилой зоны каменный усадебный дом и в 400 м юго-восточнее от него в течение 1766-1770 г.г. новую приходскую деревянную церковь.

Решающего прорыва усадьба достигла при полковнике Иване Львовиче Альбрехте. В 1792 г. он приобретает соседнюю Ретельскую мызу с шестью деревнями (Ундово, Вердево, Матигодока, Русская Россия и Шведская Россия) и двумя заводами (винокуренным и горшечным). Вероятно, в конце XVIII в. полковник начинает осуществлять архитектурный проект переустройства усадьбы. В рамках переустройства были заложены пейзажный парк и фруктовый сад, проложена лестница к пруду, в 1836 году перестроен господский дом. Двухэтажный господский дом был выполнен в архитектурных традициях классицизма, имел два фасада, украшенных шестиколонными портиками: парадный — с подъездом и гербом Альбрехтов на фронтоне, и парковый — с балконом на уровне второго этажа и беседкой-бельведером на крыше Сам парк соединяется с кладбищем подземным лабиринтом с выходом у новой церкви. Сохранившиеся документы позволяют установить, что выход из подземного хода был оформлен в виде каменной пирамиды- мавзолея. В 1836 г. достраивается каменный усадебный дом, а парадный двор отделяется от дороги оградой.

Так выглядела усадьба Альбрехтов еще в середине 20 в… Фото из книги “Памятники архитектуры Ленинградской области” (авторы:Ю.М.Гоголицын и Т.М.Гоголицына)

После смерти Ивана Львовича в 1839 г. Котельскую мызу наследует генерал-майор Карл Иванович Альбрехт, проживавший в другом родовом имении «Утешение» Копорского уезда. Он продает вторую усадьбу и перебирается в Котлы. В годы владения Карла Ивановича возводится целый каменных хозяйственных построек: в восточной части имения – амбар, в северо-западной — сарай, дошедшие до наших дней в виде развалин, а также дом с молочной, контора, ледник и деревянный жилой дом, которые не сохранились.

Последним владельцем родового имения был Петр Карлович Альбрехт. При нем также строились некоторые сооружения и здания: параллельно амбару в 1860 г. построена двухэтажная конюшня, спустя 10 лет — каретник и ледник (оба не сохранились), в 1885 г. — новая конюшня, а также три одноэтажных жилых здания.

Сохранившиеся остатки хозяйственных построек в усадьбе Альбрехтов

В 1893 году владелицей усадьбы Альбрехтов становится наследница знаменитого астраханского купеческого рода Нина Александровна Сапожникова, поделившая его между двумя дочерьми: Марией Александровной — женой знаменитого архитектора Леонтия Николаевича Бенуа и Ольгой Александровной — женой Александра Ивановича Мейснера. В начале XX века сестры активно развивали имение, были построены скотный двор (1900 год), лесопильный завод (1900 год, не сохранился), хлев (1902 год, не сохранился), оранжерея (1903 год) и ряд других зданий. Усадьба в Котлах находилась в периоде расцвета, здесь в изобилии были представлены произведения искусства, в частности уникальная коллекция картин русских и европейских мастеров. Невозможно представить, но в коллекцию живописи сестер Сапожниковых входила небольшая картина Богородицы неизвестного автора, которую их дед — астраханский купец Александр Петрович Сапожников выкупил у заезжих итальянских циркачей. Знаменитый художник Александр Николаевич Бенуа (брат Леонтия) проведя экспертизу живописи установил, что она принадлежит кисти великого Леонардо да Винчи. В 1912 году картина была продана Эрмитажу за 150 000 рублей и вошла в экспозицию музея под названием «Мадонна с цветком» или «Мадонна Бенуа».

Усадебный дом Альбрехтов в 20-е г.г. 20 в. Последние мгновения аутентичности…

Дальше в истории имения началась черная полоса, продолжающаяся до наших дней. После революции земли были национализированы и переданы совхозу «Котлы». В усадебном доме разместился клуб. По описи имущества 1920 года на территории бывшего имения находилось 46 построек, из них 16 каменных. До наших дней дошло всего лишь 6. В 30-х годах кощунственно вскрыта родовая усыпальница Альбрехтов, из склепа извлечены останки. В 1937 году в усадьбе разместилась воинская часть.

Огромный ущерб здания имения и парк получили в годы Великой Отечественной войны. На территории усадьбы был немецкий штаб, лагерь военнопленных, рядом с Церковью Николая Чудотворца — немецкий аэродром. В 1944 г. немцы взорвали усадебный дом, был разрушен парковый фасад.

Вскоре после войны здание было реконструировано, и облик усадьбы стал весьма скромным. Уже ничто не напоминало о прежней роскоши. В этот же период был разрушен каменный мавзолей над родовой усыпальницей.

После войны усадьба Альбрехтов вновь перешла в распоряжение воинской части. С 1969 по 1979 годы в Господском доме располагалась Котельская средняя школа, в перестроенном здании конюшни 1860 года — школа-интернат, в конюшне 1885 года — столовая, актовый и спортивный залы, а также мастерские, скотный двор 1900 года и оранжерея 1903 года объединены и использовались в качестве складов. Затем комплекс опустел. В 1985 году его передали на баланс НПО «Сигнал», где усадьба встала путь окончательной деградации. Из-за отсутствия финансирования на реставрацию и охрану здания начали разрушаться. Глядя на это, потомки семьи пытались выкупить и восстановить имение, но не смогли этого сделать, так как оно считалось памятником архитектуры. В 1990-х годах в художественную галерею Кингисеппа была вывезена скульптурная композиция «Голгофа» с родовой усыпальницы Альбрехтов. В 2001 году рухнули стены господского дома, а в мае 2009 г. рухнул передний фасад. Каким-то чудом еще держится передний портик с колоннами и фамильным гербом, но и его дни, похоже, сочтены…

Но даже сейчас, глядя на остатки дома, поражают его величие и масштабы. Можно только догадываться, какое великолепие представлял собой господский дом таких размеров, величественно возвышаясь на вершине холма. Но даже если руки реставраторов когда-нибудь доберутся до усадьбы, это будет новодел. Настоящее имение Альбрехтов мы потеряли уже навсегда…

Сейчас Котлы находятся не только в стороне от новых строящихся автомобильных трасс, но и на обочине жизни. Местные жители с горечью говорят об утраченных ценностях. А нам лишь остается воссоздать в воображении парадный облик усадьбы в лучшие времена и думать, какими бы были Котлы, называйся они Каттила и находясь в другой стране…

a-121.ru

Усадьба Альбрехтов в Котлах

Ранняя осень – лучшее время для знакомства с величественными загородными резиденциями высшего света Царской России. На этот раз, главная цель нашего субботнего путешествия – усадьба Альбрехтов в деревне Котлы. Ныне пребывающая в глубоком забвении, усадьба Котлы, в своё время, была одной из самых роскошных усадеб принадлежащих придворной знати.

Как добраться до усадьбы Альбрехтов в дер. Котлы

Цель нашей поездки – деревня Котлы, которая находится в Кингисеппском районе (Ленинградская область). Расстояние от Санкт-Петербурга, которое показал нам навигатор, составляло около 120 км, а время в пути – 1,5 часа.

План усадьбы Альбрехтов в Котлах

Перед началом фоторассказа давайте посмотрим на усадьбу Альбрехтов с высоты птичьего полёта. А обозначения на плане позволят вам сориентироваться в нашей фотопрогулке.

  1. Господский (усадебный) дом
  2. Хозяйственные постройки
  3. Лестница к парку
  4. Часовня (сторожка)
  5. Церковь Николая Чудотворца
  6. Фамильный склеп Альбрехтов

Церковь Николая Чудотворца (Никольская церковь) в дер. Котлы

Наше знакомство с усадьбой Котлы началось с церкви Николая Чудотворца. Именно её мы увидели первой, прибыв в пункт назначения.

Первые упоминания о деревянной Никольской церкви в деревне Котлы датируются 1730 годом. Нынешний каменный Храм Святителя Николая Чудотворца был заложен в 1881 году. Строительство велось 7 лет по проекту известного архитектора – храмостроителя Н. Никонова, Что интересно, церковь освящал великий праведник Иоанн Кронштадтский. В годы советской власти, а точнее в 1937 году Никольская церковь, как и подавляющее большинство других церквей, была закрыта. В годы войны богослужения в храме возобновились и продолжались вплоть до её очередного закрытия в 1959 года. В 1960-1991 г.г., по советской традиции, в здании церкви размещался сельский клуб. И лишь в начале 90-х годов храм вновь обрёл своих прихожан.

К сожалению, красота осени не смогла скрыть от наших глаз варварскую безвкусицу… Кто же смог додуматься застеклить колокольню??? Мы не поверили своим глазам увидев это…

А ведь ещё совсем недавно отреставрированная церковь выглядела по-человечески. Уверены, что архитектору Никонову даже в самом страшном сне не могло присниться такое. Помимо остекления колокольни (звучит как «осквернение колокольни»), также была изменена входная группа. Вы только посмотрите, какой естественной и душевной была Никольская церковь всего несколько лет назад. Очень грустно видеть подобную «модернизацию».

Краски осени.

Фамильный склеп Альбрехтов

Всего в нескольких метрах от церковной ограды обнаружился вход в родовой склеп Альбрехтов – потомственных владельцев поместья в Котлах. Вернее то, что от него осталось. А ведь когда-то над фамильной усыпальницей возвышался мавзолей. Однако, в 1930-х годах склеп был вскрыт и разграблен, а мавзолей был разрушен. Таковыми оказались реалии классовой борьбы.

Спуск в склеп выглядит таинственно и жутковато.

Внутри родового склепа Альбрехтов ровным счётом ничего не вызвало нашего удивления. Всё как обычно: грязь, пустые бутылки, сгнивший деревянный пол, следы жизнедеятельности человекоподобных…

… и только солевые сталактиты вносят определённый колорит.

Слабая половина нашей экспедиции осторожно осматривает усыпальницу…

Родовая усадьба Альбрехтов в Котлах. История усадьбы.

После осмотра склепа, мы направились к господскому дому усадьбы Альбрехтов. Но, в начале стоит познакомиться с родом Альбрехтов поближе. Кто такие Альбрехты и как они стали владельцами котельских земель? Совершим небольшой экскурс в историю.

  • 1500-е годы. Первые упоминания о деревне Котлы. Ввиду постоянных военных действий между Россией и Швецией котельская мыза неоднократно переходила из рук в руки.
  • Наконец в 1701 г. император Пётр I окончательно отвоёвывает у Швеции эти земли и жалует их в награду своему ближайшему сподвижнику – князю Александру Меньшикову. Однако, в 1727 г. земли были у Меньшикова отобраны, а сам князь, по приказу юного императора Петра II, был лишён всех регалий и отправлен в сибирскую ссылку.
  • В 1730 г. новым владельцем котельской мызы становится майор лейб-гвардии Преображенского полка, Людвиг фон Альбрехт, получивший их в подарок от императрицы Анны Иоановны за помощь в захвате власти.С тех пор началась «эпоха Альбрехтов»: Людвига Альбрехта сменил Лев, потом Иван, затем Карл и последним владельцем был Пётр Альбрехт, владевший усадьбой до 1893 г. Усадьба к тому времени насчитывала более 46 построек, включая 16 каменных строений. Среди которых были: роскошный господский дом с бельведером на крыше, комплекс хозяйственных построек с 2-х этажной конюшней и каретником, родовая усыпальница, пейзажный парк, фруктовый сад. Помимо этого в усадьбе были вырыты подземные ходы соединявшие усадебный дом с усыпальницей и парком.
  • В 1893 г. имение в Котлах было куплено Ниной Сапожниковой (наследница богатого купеческого рода), в последствии подарившая усадьбу своим дочерям: Марии (супруга архитектора Л.Н. Бенуа) и Ольге (супруга А.И.Мейснера). Обе семьи беззаботно владели усадьбой до 14 декабря 1918 года… О советском периоде в жизни усадьбы мы расскажем ниже.

Ну что ж, а теперь продолжим наш фоторассказ. На границе усадьбы Альбрехтов нас встречает добротная часовенка, впоследствии служившая караулкой. При советской власти здесь размещался КПП военной части.

В 5 метрах от часовни жмутся непонятного вида хижины местных аборигенов. Как говорится – почувствуйте разницу!

Хозяйственные постройки усадьбы. По размеру построек можно смело судить как о масштабе усадьбы, так и о величии её владельцев.

Здание при советской власти было нещадно перекроено. Ну действительно, зачем трудовому советскому народу арочные окна?

Там, где успела отвалиться коричневая штукатурка, виден оригинальный декоративный орнамент здания.

Господский дом Альбрехтов в Котлах

Господский дом усадьбы Альбрехтов. Это здание, вернее то, что от него осталось – визитная карточка усадьбы в Котлах.

Огородные плантации практически вплотную подступают к усадебному дому.

Что сказать…печальное зрелище. Мёртвое здание, стойко и мужественно, как непотопляемый крейсер «Варяг», продолжает восхищать туристов своим неподдельным величием…

Чёрная полоса для усадьбы наступила с приходом большевиков. После захвата власти большевиками, прежние владельцы были изгнаны, а в усадьбе появился новый хозяин – совхоз «Котлы». Таким был усадебный дом в 1920-х годах.

В 1937 году усадебные постройки были отданы военным – здесь дислоцировалась военная часть. В период Великой Отечественной войны в усадебном доме находился немецкий штаб, а рядом концлагерь для военнопленных. Отступая в 1944 году гитлеровцы подорвали здание. По счастливой случайности портик с колоннами устоял. После войны, господский дом был восстановлен, а на территории усадьбы вновь была размещена военная часть. С 1969 по 1979 г.г. в усадебном доме располагалась средняя общеобразовательная школа. В 1985 году решением Леноблисполкома усадебный комплекс был передан на баланс НПО «Сигнал». Именно в это время усадьба встала на путь тихого исчезновения. Ворвавшиеся в жизнь огромной страны рыночные отношения, абсолютно не подразумевали какие-либо траты на сохранение исторического наследия.

Печальный факт: потомки семьи Альбрехтов делали попытки выкупить и восстановить усадьбу. Но им этого сделать не дали – усадьба ведь является памятником культурного наследия… А в 2001 году произошло обрушение стен…

Чудом сохранившийся на фронтоне здания фамильный герб рода Альбрехтов. Судя по фото, кто-то использовал герб Альбрехтов в качестве мишени.

Подъездной пандус для карет.

Удивительное зрелище…трудно отвести взгляд. Огромные колонны господского дома сохраняют равновесие только лишь благодаря тяжести своего веса.

Большинство туристов приезжают на экскурсию в усадьбу Котлы предварительно увидев в интернете подобные впечатляющие фотографии.

Делать фото с этого ракурса – опасно для жизни! В любой момент часть архитрава портика может оказаться на голове незадачливого фотографа. Но, как можно находясь в этом месте, не сделать такие фото?

Погибшее здание до сих пор восхищает и захватывает дух…

Боковой фасад здания.

Руины здания и осеняя погода создают соответствующую атмосферу, свойственную кинофильмам про апокалипсис.

Мы уже никогда не сможем оценить и восхититься убранством богатейшей усадьбы. Все интерьеры сейчас выглядят так… Кстати, исторических фотографий интерьеров также найти не удалось.

Пролом в подвальное помещение.

Следы послевоенного восстановления здания.

Крупный план.

Парк в усадьбе Котлы

Покрытая мхом и мусором лестница ведущая в заросший усадебный парк.

Пройдя сквозь редколесье и выйдя на открытое место, мы замерли, заворожённые открывшимся видом…

Русская красота… Родные просторы… Огромные кучевые облака добавляют пейзажу выразительности.

Слабая половина в восхищении…

Вдоволь налюбовавшись возвращаемся назад. Вековые деревья ещё помнят былое величие усадьбы.

А вот местным аборигенам плевать не только на величие какой-то усадьбы, им плевать вообще на всё… В 2-х метрах от своих же домов они устроили помойку. Фото не передаёт масштаба бедствия.

Деревянная горка, возможно осталась ещё с тех времён, когда в усадебном доме находилась средняя школа.

Руины каретного двора.

… сейчас это больше напоминает оранжерею.

О… и наконец-то мы увидели хоть какой-то след заботы государства о своём культурном наследии…

Мы покидаем усадьбу Котлы, унося в своей памяти то немногое, что удалось увидеть. Надежд на восстановление усадебного ансамбля мы не питаем. Судьба портика с колоннами скорей всего решиться в ближайшие 2-3-4 года. Наш суровый климат с резкими перепадами температуры сделает свою дело. И всё будет так же как с ропшинским дворцом - произойдёт обрушение колонн. Естественно, после этого все немного пошумят и также благополучно об этом забудут. Усадьба Альбрехтов – это не дворец в Ропше – здесь даже имитацию восстановительных работ проводить не будут. Ну да ладно, у нас ведь есть наша память…

soglas-proekt.ru

Усадьба Альбрехтов

Усадьба Альбрехтов в Котлах Ленинградской области — это один из красивых усадебно-парковых ансамблей XVIII-XIX веков, к сожалению, забытый в наши дни. Хотя основные туристические маршруты обходят его стороной, трехвековая история от дворцовых интриг и периода расцвета до разрушения и полного забвения является наглядной иллюстрацией развития культуры и архитектуры региона и не может не привлекать путешественников.

Первое упоминание о селе Котлы встречается в Писцовых книгах Новгородской земли в 1500 году, оно относилось к Водской пятине Ямского уезда Котельского погоста. Ввиду регулярных войн местность неоднократно переходила из рук в руки. В 1701 году Петр I освободил Котельский погост от шведской оккупации и пожаловал земли своему сподвижнику — российскому государственному и военному деятелю князю Александру Даниловичу Меньшикову.

Эпоха семьи Альбрехт началась в 1730 году, когда Котлы и часть соседних деревень были пожалованы генерал-майору Людвигу фон Альбрехту (в армии известному как Иван Иванович) Анной Иоанновной за помощь в воцарении на престол. Известно, что Людвиг Альбрехт был замешан в дворцовых интригах и осуществлял слежку за дочерью Петра I будущей императрицей Елизаветой Петровной. Именно этот факт его биографии стал причиной того, что в 1742 году он попал в опалу. Елизаветы Петровна сослала его вместо Сибири в Котельскую мызу, однако отобрала при этом часть земель. Часть деревень — Большое Руддилово, Войносолово и Пиллово — были пожалованы генералу-фельдмаршалу графу Алексею Григорьевичу Разумовскому. Таким образом Котельская мыза Альбрехтов включала в себя Господский дом, хозяйственные постройки, приходскую Никольскую церковь и кирху (стоит отметить, что все строения того периода были деревянными), а также деревни Малое Руддилово, Пумалицы и Раннолово.

В 1760-х годах наследником усадьбы становится полковник Лев Иванович Альбрехт. Именно он построил первый каменный Господский дом (1768 год), а также новую приходскую деревянную церковь (1770 год), у ее стен заложена родовая усыпальница Альбрехтов, а на месте старого храма сооружена каменная часовня (1784 год), ставшая частью чугунно-каменной ограды.

Усадьба Альбрехтов. Парадный фасад

Архитектурный ансамбль усадьбы в Котлах был оформлен во времена владения следующего поколения семьи, а именно полковника Ивана Львовича Альбрехта. В этот период были заложены пейзажный парк и фруктовый сад, проложена лестница к пруду, перестроен усадебный дом (1836 год). Двухэтажный господский дом был выполнен в архитектурных традициях классицизма, имел два фасада, украшенных шестиколонными портиками: парадный — с подъездом и гербом Альбрехтов на фронтоне, и парковый — с балконом на уровне второго этажа и беседкой-бельведером на крыше. Кроме того имение расширено за счет выкупа земель Ретельской мызы с деревнями Вердево, Матигодока, Русская Россия, Ундово и Шведская Россия. Ивану Львовичу также приписывают сооружение подземных лабиринтов, имевших выходы у дома, в парке и у родовой усыпальницы. Это одна из тайн Котлов, овеянная множеством преданий и легенд, разгадать которую не удалось до сих пор.

В 1839 году Котельскую мызу наследует генерал-майор Карл Иванович Альбрехт, проживавший в другом родовом имении «Утешение». Он продает вторую усадьбу и перебирается в Котлы. В годы владения Карла Ивановича возводится целый каменных хозяйственных построек: в восточной части имения амбар, в северо-западной — сарай, дошедшие до наших дней, а также дом с молочной, контора, ледник и деревянный жилой дом, которые не сохранились.

Последним владельцем родового имения был Петр Карлович Альбрехт. При нем был закончен архитектурный проект усадьбы. Параллельно амбару построена двухэтажная каменная конюшня (1860 год), каретник (1870 год, не сохранился), ледник (1870 год, не сохранился), новая конюшня (1885 год) и три одноэтажных жилых здания.

В 1893 году владелицей усадьбы Альбрехтов становится наследница знаменитого астраханского купеческого рода Нина Александровна Сапожникова, поделившая его между двумя дочерьми: Марией Александровной — женой знаменитого архитектора Леонтия Николаевича Бенуа и Ольгой Александровной — женой Александра Ивановича Мейснера. В начале XX века сестры активно развивали имение, были построены скотный двор (1900 год), лесопильный завод (1900 год, не сохранился), хлев (1902 год, не сохранился), оранжерея (1903 год) и ряд других зданий. Усадьба в Котлах находилась в периоде расцвета, здесь в изобилии были представлены произведения искусства, в частности уникальная коллекция картин русских и европейских мастеров. С этим местом связана удивительная история одного из самых известных экспонатов Эрмитажа.

История картины «Мадонна с цветком»

В коллекции живописи сестер Сапожниковых хранилась небольшая картина Богородицы неизвестного автора, которую их дед — астраханский купец Александр Петрович Сапожников выкупил у заезжих итальянских циркачей. Знаменитый художник Александр Николаевич Бенуа (брат Леонтия) проведя экспертизу живописи установил, что она принадлежит кисти великого Леонардо да Винчи. В 1912 году картина была продана Эрмитажу за 150 000 рублей и вошла в экспозицию музея под названием «Мадонна с цветком» или «Мадонна Бенуа», хотя сам Александр Николаевич считал, что правильнее ее называть «Мадонна дома Сапожниковых».

Семьи Мейснеров и Бенуа владели усадьбой в Котлах до 14 декабря 1918 года. Предание гласит, что Мейснер избежал ареста благодаря подземному ходу, воспользовавшись ним он добрался до Петрограда, а далее до Финляндии. После революции земли были национализированы и переданы совхозу «Котлы». В усадебном доме разместился клуб. По описи имущества 1920 года на территории бывшего имения находилось 46 построек, из них 16 каменных. До наших дней дошло всего лишь 6. Послереволюционные годы известны своей антицерковной политикой. В 30-х годах кощунственно вскрыта родовая усыпальница Альбрехтов, из склепа извлечены останки. Местный священник рассказывает, что дети тех лет подвешивали черепа на деревья и забрасывали их камнями. Так началась эпоха разрушения знаменитого имения Альбрехтов. В 1937 году в усадьбе разместилась воинская часть.

Наибольший ущерб парковый ансамбль и памятники архитектуры получили в годы Второй Мировой войны. На территории усадьбы размещался немецкий штаб, а также лагерь военнопленных, за церковью располагался немецкий аэродром и ремонтная база мессершмиттов. Одна из легенд гласит, что подземные проходы завалены телами пытавшихся бежать советских солдат. При отступлении в 1944 году немцы взорвали Господский дом, был разрушен парковый фасад, сгорел бельведер, уничтожены интерьеры. После реконструкции в 50-х годах архитектурный облик усадьбы стал значительно скромнее. В этот же период разобрали каменный мавзолей над родовой усыпальницей и нашли выход подземного хода, однако из-за ветхости сводов его так и не обследовали.

После войны усадьба Адьбрехтов снова перешла в распоряжение воинской части. С 1969 по 1979 годы в Господском доме располагалась Котельская средняя школа, в перестроенном здании конюшни 1860 года — школа-интернат, в конюшне 1885 года — столовая, актовый и спортивный залы, а также мастерские, скотный двор 1900 года и оранжерея 1903 года объединены и использовались в качестве складов. Затем комплекс опустел. В 1985 году его передали на баланс НПО «Сигнал».

Усадьба Альбрехтов погрузилась в забвение. Из-за отсутствия финансирования на реставрацию и охрану здания начали разрушаться. Местные жители рассказывают, что потомки семьи пытались выкупить и восстановить имение, но не смогли этого сделать, так как оно счилось памятником архитектуры. В 1990-х годах в художественную галерею Кингисеппа была вывезена скульптурная композиция «Голгофа» с родовой усыпальницы Альбрехтов. В 2001 году рухнули стены господского дома, похоронив под собой целую историческую эпоху. Очень хочется верить, что период забвения для усадьбы Альбрехтов сменится не полной гибелью,а эпохой возрождения.

Как добраться до усадьбы Альбрехтов

Из Санкт-Петербурга едем по Таллинскому шоссе, до поворота на Котлы (дорога будет уходить направо). По ней въезжаем в деревню Котлы и едем до церкви св. Николая Чудотворца – она будет по правой стороне, а напротив нее будет место для парковки. Паркуемся – справа, около церкви, склеп Альбрехтов, а слева, пройдя метров 200 вы упретесь в руины усадьбы Альбрехтов.

www.proezdom.com

Котлы. Усадьба Альбрехтов. (Кингисеппский район Ленинградской области).

«Пускай околеет в Котлах!» – говаривала «добрейшая» государыня Елизавета Петровна, когда доброхоты напоминали Ея Императорскому Величеству о генерал-майоре Иване Ивановиче Альбрехте. Чем же не угодил старый служака, герой сражения при Вильманстранде (потерявший, к тому же, там ногу) «кроткия Елисавет»? … Людвиг, он же Иван Иванович Альбрехт, оказался в России волею случая – поддался на посулы другого «немца» – Якова Вилимовича Брюса, на дочери брата которого он впоследствии и женился. В опалу же наш заезжий ландскнехт попал вовсе не за то. Как пишет П.П. Пекарский, Альбрехт, являясь «усерднейшим слугою и фискалом Бироновым», занимался слежкой за цесаревной Елизаветой: кто, когда, зачем к ней приходит, о чём говорят… За выполнение этого «секретного поручения» он и был пожалован мызой Котельской с деревнями в 90 дворов… Елизавета Петровна не забыла своего тайного соглядатая и в ночь переворота, вознесшего её на российский Олимп, «шпиона» арестовали одним из первых, сразу во след «важнейших персон» краткого царствования несчастного государя Ивана Антоновича…

Усадьба «Котлы». Господский дом. Фотография 1910-х годов.

Ссылка в имение определённо пошла нашему «немцу» на пользу. Уединённое, безвыездное житьё как нельзя лучше способствует развитию разнообразных талантов. Вот и Иван Иванович увлёкся сельским хозяйством, подсобными промыслами, агротехническими новациями и вскоре превратил усадьбу если не в образцовое, то в весьма процветающее заведение. Эту традицию продолжили его сын и внук. Особенно преуспел последний – Иван Львович (1757 – 1839), значительно приумноживший и расширивший наследственные владения…

Котлы. Устои мостика через овраг. Окрестные жители используют место как свалку. Они вообще особо не заморачиваются с мусором, вываливая его прямиком за калитку и даже через забор, где, по их мнению, всё уже «не моё»… Я иногда тихо ненавижу своих соотечественников! Почище иного русофоба... Прости меня за то, Господи!

(Всё! Надоело тратить время на ерунду. Дальше писать не буду, ибо не вижу смысла. Читателей у меня с гулькин нос. Да и заводил я журнал с иной целью – в качестве записной книжки. А это, согласитесь, другой формат. Так что впредь обещаю гостей не мучить «большими» текстами… Только картинки, краткие выписки да заметки. Для памяти, так сказать.)

Котлы. Господский дом. Вернее то, что от него осталось. Конец 1820-х – первая половина 1830-х годов. Архитектор (предположительно) – Авраам Иванович Мельников (1784 – 1854).

Господский дом. Герб Альбрехтов на фронтоне здания. Начало 1830-х гг.

Котлы. Господский дом. Пандус к парадному входу. 1820-е – 1830-е гг.

Господский дом. Одно из полуциркульных окон первого этажа. Обратите внимание на архивольты с импостами – своеобразную визитную карточку всего комплекса зданий в Котлах.

Господский дом. Руины шестиколонного портика. 1820-е – 1830-е гг.

Господский дом. Вентиляционное окно цоколя полуподвала. 1820-е – 1830-е гг.

Вид на центральную часть здания со стороны фруктового сада.

Господский дом. Развалины вестибюля. 1820-е – 1830-е гг.

База одной из колонн тосканского ордера. Конец 1820-х – начало 1830-х гг. Арх. А.И. Мельников (?).

Господский дом. Парадный вход. 1820-е – 1830-е гг.

Господский дом. Остатки центрального объёма здания.

Господский дом. Северо-восточное крыло. 1820-е – 1830-е гг.

Руины шестиколонного портика. 1820-е – 1930-е гг. Арх. А.И. Мельников (?).

Господский дом. Развалины центральной части. 1820-е – 1830-е гг.

Партер парадного двора. Заброшенный фруктовый сад.

Господский дом. Проём главного входа. 1820-е – 1830-е гг. Арх. А.И. Мельников (?).

Господский дом. Перекрытия полуподвала. Фрагмент. 1820-е гг.

Амбар-каретник. 1854. Вид со стороны барского дома.

Амбар-каретник. 1854. Арка спуска в полуподвальное помещение.

Амбар-каретник. 1854. Боковой вход с остатками крыльца.

Котлы. Нижний парк. «Валун Кипренского» (?).

«Старые» конюшни (1860) перестроенные под жильё в 1890-х – 1910-х гг.

Здание бывших конюшен (1860) перестроенное под жильё в 1890-х – 1910-х гг. Внутренний вид.

«Новые» конюшни. 1885. Боковой ризалит.

Усадьба «Котлы». Остатки хозяйственной постройки. Скотный двор (?)

Котлы. Сарай-свинарник (?). 1900-е гг.

Усадьба «Котлы». Овраг с «Гротом». 1830-е гг.

Здание «старых» конюшен (1860) перестроенное под жильё. В советское время использовалось под разнообразные нужды сначала военными, затем Котельской школой-интернатом.

Котлы. Остатки хозяйственной постройки. Возможно скотный двор или оранжерея. Последняя четверть XIX века.

«Новая» конюшня (1885). Юго-западный ризалит.

Котлы. Склеп-усыпальница семейства Альбрехтов близ Никольской церкви.

Подземная усыпальница Альбрехтов. Вход. Вторая половина XIX века.

Котлы. Уцелевший фрагмент усадебной ограды. Конец 1830-х гг. Вид со стороны бывшего Сойкинского тракта.

Усадьба «Котлы». Часовня (1784). С конца 1830-х гг. использовалась как сторожка для привратников. В советское время – воинский КПП, затем парикмахерская.

palborum.livejournal.com


Смотрите также